losew: (Лось)


Добрался я наконец до Беер Менухи, места откуда начинались  все трагически закончившиеся походы в Петру. Памятник и пригорок находятся у самой границы и добраться до туда оказалось не так просто. Но, как говорят на иврите, עם קצת רצון וקצת יכולת פיל יכול... (Немного желания и немного способности и слон может... трахнуть курицу, народная израильская поговорка)




Белый домик справа - иорданская погранзастава(насколько я смог разглядеть), одна из вершин в дымке - Джабель Арун.
Как они проходили этот маршрут за ночь, одному богу известно...

Read more... )
losew: (Лось)


Про Петру сколько не пиши все мало. Этот чудо-город построили наббатеи и больше никому из живших здесь народов не удалось достичь такого искусства в обработке камня.
Конечно Петра потрясает. Но в тоже время я был разочарован. На мой взгляд этот потрясающий памятник заслуживает лучшего отношения.
На сегодняшний день по всей территории Петры с грохотом носятся бедуинские повозки подвозящие туристов. На каждом углу сувенирные лавки торгующие кроме всякой ржавой хрени, красивыми камнями выломанными подобранными в руинах. Ничего не охраняется и не востанавливается, разве что в Эль Хизне не пускают и на входе стоит полицейский пост.
О безопасности туристов тоже никто не заботится, ничего не огорожено, рухнуть с высоты и свернуть шею вполне реально.
Сопливые бединские дети путаются под ногами и попрашайничают. Это довольно грустно :(

Статья о Петре в wiki


Фотки, трафик! )
losew: (Лось)
Отдельное спасибо замечательной художнице [livejournal.com profile] nervalis за прекрасную обложку.

111

Полная обложка со всеми заголовками )
losew: (Лось)
DSC_2863

Меня можно поздравить. Вышла моя книга о походе к Красной скале. Кое-какие отрывки есть в моем ЖЖ по тэгу Красная скала.
Хочу поблагодарить всех френдов, кто помогал мне, подсказывал, критиковал, давал советы, а кое-кто так просто тащил меня в горы в прямом смысле(Кучер, ау).
Спасибо [livejournal.com profile] nehag_sus, [livejournal.com profile] mitiaf, [livejournal.com profile] tomcat61, [livejournal.com profile] hromoj2006 если кого забыл, звиняйте, я в расстроганных чувствах.

Книгу можно купить в сети Исрадон, либо на этом мероприятии в Ариеле, с приложением автографа :)
Eсли есть возможность перевести мне деньги по paypal, можно заказать книгу  по почте.


Перепост и пиар приветствуются.
losew: (Default)

Спасибо всем кто дочитал до конца. Буду рад любым отзывам, замечаниям и предложениям.
Если заглянет какой-нибудь издатель, которого сие произведение заинтересует, также буду рад :)

Через пару дней уберу все посты о Петре на доработку, так как в тексте оказалось неожиданно много всего, что надо исправить, дополнить и переделать.


UPD. Как и  грозился, убрал текст на доработку.


losew: (Default)

Спасибо всем кто дочитал до конца. Буду рад любым отзывам, замечаниям и предложениям.
Если заглянет какой-нибудь издатель, которого сие произведение заинтересует, также буду рад :)

Через пару дней уберу все посты о Петре на доработку, так как в тексте оказалось неожиданно много всего, что надо исправить, дополнить и переделать.


UPD. Как и  грозился, убрал текст на доработку.


losew: (Лось)

Искры и гром высекает табун на скаку.
Соты гробниц в полыхании жаркого ветра.
Тот на своём ничего не увидел веку,
Кто не бродил у подножия города Петра.
А.Городницкий


Апрель 56ого.
Завтрашний хамсин заранее укутал луну в зыбкое многослойное кружево, сквозь которое свет почти не пробивался. Две тени плавно скользили во тьме, соблюдая необходимую дистанцию, дабы по возможности не подвернуться обоим под одну очередь.
Двир шел первым. Дмитрий следом. Рассеянного лунного сияния едва хватало, что бы различать силуэт напарника.  
Карту Дмитрий помнил во всех подробностях, каждую складочку, потертость. Слабым красным карандашом кто-то вычертил на ней маршрут Бар Циона. Его имя было нацарапано тем же карандашом, арабскими буквами в начале линии, там, где она пересекала границу.
Свой собственный маршрут Дмитрий на карту не наносил, мало ли в чьи руки она попадется. Они с Двиром вычертили его на отдельном листе кальки.
С картой Фридман носился, как с писаной торбой, прятал ее от жадных чужих глаз, разглядывал только наедине, переписал все арабские слова и названия, перевел их, по одному выспрашивая то тут, то там.
Бар Цион шел через Вади Муса.


Что такое вади... )

losew: (Лось)


Закинув домой рабочий «инвентарь» и, отмыв руки он побежал на их с Минькой обычное место встречи.
«Место» находилась на крыше старого сарая, сплошь окруженного апельсиновыми и лимонными плантациями. Скат крыши защищал их от послеполуденных солнечных лучей. А еще, отсюда прекрасно просматривался маленький военный лагерь, скрытый среди деревьев.
Лагерь, как лагерь: пара палаток, вышка, барак, несколько автомашин и прицепов. Внимательный наблюдатель отметил бы необычные обтянутые сеткой кузова машин, услышал бы доносящийся изнутри непонятный шум. Да и солдаты, разносящие по прицепам семена и приговаривающие: «гуль... гуль... гуль...» тоже выглядели не совсем обычными.
Это была база войск связи, подразделение воздушной голубиной почты.
Однажды  мальчишки набрались смелости, и подошли к забору. Какой-то солдат заговорил с ними и даже принес почтового голубя, показать.


Взглянуть на почтового голубя... )
losew: (Лось)


Учитель истории господин Циммерман напоминал цаплю, вышагивающую по болоту в поисках лягушек. Долговязый, худой и длинноносый он выхаживал перед доской, глядя под ноги, периодически  обводя указкой очередное место, на карте.
- Люди всегда селились на берегу моря. Одни поселения разрушались или уничтожались, на их месте возникали другие. Но первыми, пожалуй, на наших берегах обосновались финикийцы. Недавно два израильских археолога, Бен-Дор и Кахане, проводили раскопки на берегу рядом с Герцлией. Там где находятся развалины крепости крестоносцев. Они обнаружили следы большого города, по ним, словно в книге можно прочитать историю от его создания, до забвения.
Циммерман откашлялся, вытер платком лоб и продолжил.
- Сначала финикийцы построили на берегу порт, назвав его Решев, в честь одного из своих богов. Затем здесь появились греки, изменившие название в честь своего бога Аполлона. Упоминает город и Иосиф Флавий, описывающий эпоху Александра Яная. Судя по найденным остаткам римских домов и богатых вилл, эти господа появились здесь во времена хасмонеев. Во времена Византии город получил новое название – Созуса, археологи пишут, что это был наибольший расцвет города.
Густой душный воздух вдавливался в класс сквозь открытые окна. Кто-то из детей слушал с интересом, кто-то позевывал. А два оболтуса на последней парте Бузагло и Шапиро откровенно дремали.
Дмитрий же ловил каждое слово. Если слово попадалось незнакомое, он пихал локтем соседа по парте и закадычного дружка болгарина Миньку, тот растолковывал значение, пользуясь кашей из русских и болгарских слов.


Осторожно, много букв... )
losew: (Лось)
)


О, Набатея, ушедшая в небытиё,
Камни поют, - ударяясь о гулкие стены.
Вспомню во сне я лиловое небо твоё
В дальнем краю, где снега и дожди неизменны.
А. Городницкий


Апрель 56ого.
Грузовик взревывая двигателем полз по серпантину вниз, к Араве. Одной рукой Дмитрий цеплялся за борт, другой придерживал винтовку, а ногами прижимал рюкзаки и канистру с водой.
Поскрипывал ржавый кузов, в воздухе висел запах горячей резины и асфальта.
А вокруг... вокруг расстилался такой пейзаж, что захватывало дух. И хотя  Дмитрий уже бывал здесь, восхищение переполняло его. Узкая дорога вилась по краю скалы. За обочиной, где-то там, на дне пропасти, раскинулась во всей своей весенней красе ее величество пустыня.
Насколько хватало глаз, лежало желто-коричневое пространство, изрезанное руслами пересохших рек, вспученное холмами и взгорками, обсыпанное, словно приправой шариками верблюжьих колючек. Низкорослые редкие деревья с приплюснутыми кронами зеленели, призывая отдохнуть в тени. Воздух, прозрачный и чистый, пьянил как вино.
Грузовик парил над пустыней, на одной высоте с птицами.


Заглянуть в пустыню... )
losew: (Default)
)


О, Набатея, ушедшая в небытиё,
Камни поют, - ударяясь о гулкие стены.
Вспомню во сне я лиловое небо твоё
В дальнем краю, где снега и дожди неизменны.
А. Городницкий


Апрель 56ого.
Грузовик взревывая двигателем полз по серпантину вниз, к Араве. Одной рукой Дмитрий цеплялся за борт, другой придерживал винтовку, а ногами прижимал рюкзаки и канистру с водой.
Поскрипывал ржавый кузов, в воздухе висел запах горячей резины и асфальта.
А вокруг... вокруг расстилался такой пейзаж, что захватывало дух. И хотя  Дмитрий уже бывал здесь, восхищение переполняло его. Узкая дорога вилась по краю скалы. За обочиной, где-то там, на дне пропасти, раскинулась во всей своей весенней красе ее величество пустыня.
Насколько хватало глаз, лежало желто-коричневое пространство, изрезанное руслами пересохших рек, вспученное холмами и взгорками, обсыпанное, словно приправой шариками верблюжьих колючек. Низкорослые редкие деревья с приплюснутыми кронами зеленели, призывая отдохнуть в тени. Воздух, прозрачный и чистый, пьянил как вино.
Грузовик парил над пустыней, на одной высоте с птицами.


Заглянуть в пустыню... )

losew: (Default)


Владимир Фромер писал:

В шестидесятые годы в Израиле пользовалась особой популярностью песня "Красная скала".
"Там за пустыней, за горой, Есть место, как о том гласит молва, Откуда не пришел еще живой, Зовут то место Красная скала..."
Песню эту запретили, чтобы не будоражила воображение. Она не звучала по радио. Не исполнялась на концертах. Бродягой шлялась по дорогам, появлялась на школьных вечеринках, надолго задерживалась в военных лагерях.
Красная скала - это Петра, легендарная столица Набатейского царства, просуществовавшего до начала второго века, когда наместник Сирии Корнелий Пальма по указу императора Траяна превратил "относящуюся к Петре Аравию" в римскую провинцию. Давно исчезли набатеи, номады семитского происхождения, не изменившие арамейской культуре и потому уничтоженные воинственными приверженцами пророка Мухаммеда.
Но остался высеченный в скалах удивительный город, избежавший тлетворного влияния времени, сохранивший дикое, первозданное очарование.
...Меиру было пятнадцать лет, когда кто-то из друзей подбил его на экскурсию в район знаменитых медных рудников Тимны. Броская красота соломоновых столбов произвела впечатление, и Меир не мог оторвать от них глаз. Как вдруг он услышал голос экскурсовода: "То, что вы видите - ничто по сравнению с Петрой".
Позднее Меир записал в своем дневнике: "Что-то дрогнуло во мне, когда я впервые услышал дразнящее, пленительное слово "Петра". Но потом, постепенно, штрих к штриху, образ к образу, стала вырисовываться легенда, настолько призрачная и далекая, что навсегда должна была остаться дивной сказкой - и не более.
Прошло несколько лет. Изменились реалии. Невозможное стало возможным. Тогда и дала о себе знать, как старая рана, давняя мечта. Она ожила во мне, и я не знал покоя до тех пор, пока не решил: пойду, и будь, что будет. И мне сразу стало легче".
В Петру его сопровождала давняя приятельница Рахель Сабураи. Боготворившая Меира, она была готова идти за ним хоть на край света. Впрочем, как и многие другие.
Четыре ночи и три дня длился их отчаянный поход. И они добрались до цели. И шесть часов провели среди варварского великолепия древних дворцов, высеченных в скалах цвета крови, покрытых узорными надписями на мертвом языке.
И вернулись, чудом обойдя посты легионеров, избежав встречи с ненавидящими Израиль бедуинскими кочевниками.
Так Меир Хар-Цион положил начало рыцарской традиции, просуществовавшей в израильской армии многие годы.
Когда Данте проходил по улицам Вероны, то жители города долго провожали его глазами. Им казалось, что они видят на его лице отблеск адского пламени. Приблизительно с таким же чувством смотрели бойцы на Хар-Циона.
Он побывал в Петре и вернулся живым...
И вот начались походы в Петру сначала бойцов сто первого отряда, а затем парашютистов. Это было похоже на повальное безумие, на попытку сумасшедшего художника расписать красками неистово пылающий закат.
Скала-молох требовала все новых и новых жертв. Бойцы - лучшие из лучших - погибали на пути в Петру или при возвращении. Легионеры, знавшие о странном ритуале израильских парашютистов, устраивали засады. Лишь немногим удавалось побывать ТАМ и вернуться. Но зато они сразу как бы вступали в замкнутый, почти кастовый "рыцарский орден". На них смотрели как на титанов, для которых не существует невозможного. Они стали легендой армии, создававшей героический эпос, охвативший все годы существования Израиля.
Меир, терявший товарищей, не раз сожалел, что это он положил начало кровавой традиции.
По следам Хар-Циона, например, отправились двое его бойцов Дмитрий и Дрор...


Что произошло далее... )

losew: (Default)


Владимир Фромер писал:

В шестидесятые годы в Израиле пользовалась особой популярностью песня "Красная скала".
"Там за пустыней, за горой, Есть место, как о том гласит молва, Откуда не пришел еще живой, Зовут то место Красная скала..."
Песню эту запретили, чтобы не будоражила воображение. Она не звучала по радио. Не исполнялась на концертах. Бродягой шлялась по дорогам, появлялась на школьных вечеринках, надолго задерживалась в военных лагерях.
Красная скала - это Петра, легендарная столица Набатейского царства, просуществовавшего до начала второго века, когда наместник Сирии Корнелий Пальма по указу императора Траяна превратил "относящуюся к Петре Аравию" в римскую провинцию. Давно исчезли набатеи, номады семитского происхождения, не изменившие арамейской культуре и потому уничтоженные воинственными приверженцами пророка Мухаммеда.
Но остался высеченный в скалах удивительный город, избежавший тлетворного влияния времени, сохранивший дикое, первозданное очарование.
...Меиру было пятнадцать лет, когда кто-то из друзей подбил его на экскурсию в район знаменитых медных рудников Тимны. Броская красота соломоновых столбов произвела впечатление, и Меир не мог оторвать от них глаз. Как вдруг он услышал голос экскурсовода: "То, что вы видите - ничто по сравнению с Петрой".
Позднее Меир записал в своем дневнике: "Что-то дрогнуло во мне, когда я впервые услышал дразнящее, пленительное слово "Петра". Но потом, постепенно, штрих к штриху, образ к образу, стала вырисовываться легенда, настолько призрачная и далекая, что навсегда должна была остаться дивной сказкой - и не более.
Прошло несколько лет. Изменились реалии. Невозможное стало возможным. Тогда и дала о себе знать, как старая рана, давняя мечта. Она ожила во мне, и я не знал покоя до тех пор, пока не решил: пойду, и будь, что будет. И мне сразу стало легче".
В Петру его сопровождала давняя приятельница Рахель Сабураи. Боготворившая Меира, она была готова идти за ним хоть на край света. Впрочем, как и многие другие.
Четыре ночи и три дня длился их отчаянный поход. И они добрались до цели. И шесть часов провели среди варварского великолепия древних дворцов, высеченных в скалах цвета крови, покрытых узорными надписями на мертвом языке.
И вернулись, чудом обойдя посты легионеров, избежав встречи с ненавидящими Израиль бедуинскими кочевниками.
Так Меир Хар-Цион положил начало рыцарской традиции, просуществовавшей в израильской армии многие годы.
Когда Данте проходил по улицам Вероны, то жители города долго провожали его глазами. Им казалось, что они видят на его лице отблеск адского пламени. Приблизительно с таким же чувством смотрели бойцы на Хар-Циона.
Он побывал в Петре и вернулся живым...
И вот начались походы в Петру сначала бойцов сто первого отряда, а затем парашютистов. Это было похоже на повальное безумие, на попытку сумасшедшего художника расписать красками неистово пылающий закат.
Скала-молох требовала все новых и новых жертв. Бойцы - лучшие из лучших - погибали на пути в Петру или при возвращении. Легионеры, знавшие о странном ритуале израильских парашютистов, устраивали засады. Лишь немногим удавалось побывать ТАМ и вернуться. Но зато они сразу как бы вступали в замкнутый, почти кастовый "рыцарский орден". На них смотрели как на титанов, для которых не существует невозможного. Они стали легендой армии, создававшей героический эпос, охвативший все годы существования Израиля.
Меир, терявший товарищей, не раз сожалел, что это он положил начало кровавой традиции.
По следам Хар-Циона, например, отправились двое его бойцов Дмитрий и Дрор...


Что произошло далее... )

losew: (Default)


Примерно с пятидесятых годов и до самого 1993 года, когда с Иорданией был официально заключен мир, в Израиле существовала милая традиция: прогуляться пешком в Петру, благо граница с Иорданией была довольно прозрачной. Такая мелочь, как перманентное состояние войны между странами, никого не смущала.
Иорданцам такие визиты сначала не нравились. Легионеры устраивали засады и многим туристам желание поглядеть на загадочный город высеченный в скалах стоил жизни.
Но и израильтяне решившие попытать счастья частенько оказывались людьми тертыми, побывавшими в кое-каких заварухах, послужившие в ПАЛЬМАХе и ЦАХАЛе. Так что и легионеры бывало возвращались на базу в неполном составе.
Об этих походах есть множество легенд и выдумок, но и достоверной информации тоже хватает.

Первым официально посетившими Петру после появления на карте государства Израиль были Меир Хар Цион и Рахель Сабурай.
Меиру было 19 и он уже командовал группой в знаменитом 101 отряде. Рахели было 27 и он успела повоевать в Пальмахе.
Три дня и четыре ночи длился их поход.

Второй поход случился в 1953...


Read more... )
losew: (Default)


Примерно с пятидесятых годов и до самого 1993 года, когда с Иорданией был официально заключен мир, в Израиле существовала милая традиция: прогуляться пешком в Петру, благо граница с Иорданией была довольно прозрачной. Такая мелочь, как перманентное состояние войны между странами, никого не смущала.
Иорданцам такие визиты сначала не нравились. Легионеры устраивали засады и многим туристам желание поглядеть на загадочный город высеченный в скалах стоил жизни.
Но и израильтяне решившие попытать счастья частенько оказывались людьми тертыми, побывавшими в кое-каких заварухах, послужившие в ПАЛЬМАХе и ЦАХАЛе. Так что и легионеры бывало возвращались на базу в неполном составе.
Об этих походах есть множество легенд и выдумок, но и достоверной информации тоже хватает.

Первым официально посетившими Петру после появления на карте государства Израиль были Меир Хар Цион и Рахель Сабурай.
Меиру было 19 и он уже командовал группой в знаменитом 101 отряде. Рахели было 27 и он успела повоевать в Пальмахе.
Три дня и четыре ночи длился их поход.

Второй поход случился в 1953...


Read more... )

December 2014

S M T W T F S
 123 456
78910111213
141516171819 20
21 2223242526 27
28293031   

Syndicate

RSS Atom
Page generated 22/7/17 14:47

Expand Cut Tags

No cut tags