Буги

17/3/13 23:53
losew: (Лось)

У нас новый министр обороны Моше Буги Яалон.
Мне он запомнился своей прощальной речью в генштабе, когда ушел в отставку, не жалая участвовоать в эвакуации Газы.
- Многие спрашивают, - сказал Буги всему генералитету армии, - почему я хожу в генштабе в высоких ботинках?
На что я всегда отвечаю: я боюсь змей!
Может теперь он почистит генштаб от гадов? :)

А еще, Миха Капуста писал, что из-за постоянных сборов, куда его без конца дергали, его хозяйство в поселке стало разоряться. Его жена Авива не справлялась сама. И тогда двое мальчиков его соседей, стали безвозмездно помогать ей в хозяйстве.
Одного из них звали Моше Яалон.
losew: (Default)

Обнаружил, что забыл написать о еще одном эпизоде с Капустой.

Дело было на перевале Митле. Об этом бое достаточно написано в сети.
Короче говоря египтяне закрепились на склонах двух холмов, между которыми проходила дорога. Десантники вместе с Капустой атаковали с тыла, перпендикулярно дороге и постепенно зачищали окопы на одном склоне, спускаясь сверху вниз к дороге, при этом находясь под сильным огнем с противоположного склона.
Поднимаясь в очередной бросок к линии окопов они попали под убийственный огонь. Справа и слева падали убитые. Рядом упал Дубек(командир взвода) получив в лоб осколком на излете. Капуста ощутил тяжелый удар и упал.
Пуля попала ему в бок и вышла через грудь, оставив здоровеное входное отверстие. Из раны и изо рта шла кровь.

Остальные тем временем отступили наверх.
Через несколько минут Капуста очухался и понял, что пока еще жив. Дубек тоже шевелился, хоть и был сильно оглушен.
Они решили выбираться наверх, перебегая от одной линии окопов к другой.
Рану Миха зажал рукой. Они перебегали несколько метров и падали в египетские окопы, прямо на тела убитых. Отлежавшись снова поднимались и бежали к следующей линии.
Рухнув в очередную треншею Капуста понял, что лежит на здоровенном египтянине. Причем тот оказался живым и начал приподниматься.
- Он жив, он жив!!! - заорал Дубек.
- Так пристрели его!!! - кричал Капуста.
- У меня нет оружия! - ответил Дубек.
У Капусты за спиной висел "узи", но одна рука зажимала рану.
Свободной рукой он приставил ствол "узи" к спине египтянин и закричал Дубеку, чтоб тот нажал на курок.
Тот нажал. Обоих забрызгало кровью сверху до низу.
В следующей линии окопов их встретили свои и эвакуировали в тыл. 
losew: (Default)

Обнаружил, что забыл написать о еще одном эпизоде с Капустой.

Дело было на перевале Митле. Об этом бое достаточно написано в сети.
Короче говоря египтяне закрепились на склонах двух холмов, между которыми проходила дорога. Десантники вместе с Капустой атаковали с тыла, перпендикулярно дороге и постепенно зачищали окопы на одном склоне, спускаясь сверху вниз к дороге, при этом находясь под сильным огнем с противоположного склона.
Поднимаясь в очередной бросок к линии окопов они попали под убийственный огонь. Справа и слева падали убитые. Рядом упал Дубек(командир взвода) получив в лоб осколком на излете. Капуста ощутил тяжелый удар и упал.
Пуля попала ему в бок и вышла через грудь, оставив здоровеное входное отверстие. Из раны и изо рта шла кровь.

Остальные тем временем отступили наверх.
Через несколько минут Капуста очухался и понял, что пока еще жив. Дубек тоже шевелился, хоть и был сильно оглушен.
Они решили выбираться наверх, перебегая от одной линии окопов к другой.
Рану Миха зажал рукой. Они перебегали несколько метров и падали в египетские окопы, прямо на тела убитых. Отлежавшись снова поднимались и бежали к следующей линии.
Рухнув в очередную треншею Капуста понял, что лежит на здоровенном египтянине. Причем тот оказался живым и начал приподниматься.
- Он жив, он жив!!! - заорал Дубек.
- Так пристрели его!!! - кричал Капуста.
- У меня нет оружия! - ответил Дубек.
У Капусты за спиной висел "узи", но одна рука зажимала рану.
Свободной рукой он приставил ствол "узи" к спине египтянин и закричал Дубеку, чтоб тот нажал на курок.
Тот нажал. Обоих забрызгало кровью сверху до низу.
В следующей линии окопов их встретили свои и эвакуировали в тыл. 
losew: (Default)


Миха Бен Ари Капуста
Родился в Рабат Амоне в 1935 году. Умер в Кирьят Бялике 15.12.2010.
Фамилию Бен Ари ему дали перед поездкой в Москву, боялись, что из-за русской фамилии могут возникнуть проблемы. 
В канцелярии сказали, мол, вернешься, мигом поменяем обратно!
Миг затянулся на всю жизнь.

יהי זכרו ברוך

  
losew: (Default)


Миха Бен Ари Капуста
Родился в Рабат Амоне в 1935 году. Умер в Кирьят Бялике 15.12.2010.
Фамилию Бен Ари ему дали перед поездкой в Москву, боялись, что из-за русской фамилии могут возникнуть проблемы. 
В канцелярии сказали, мол, вернешься, мигом поменяем обратно!
Миг затянулся на всю жизнь.

יהי זכרו ברוך

  
losew: (Default)

Про бой на Китайской ферме достаточно написано. Бессменный водитель Капусты, всегда фотографировавший, в этот раз даже не достал камеру. Поглядев на сгоревшую и изуродованную технику на обочинах он только пробормотал, что эта война не для съемки. 
Бой был очень тяжелым, они атаковали хорошо окопавшегося противника, с противотанковыми средствами. Потери были очень большими, кроме того солдаты с БТРа Капусты застрелили экипаж своего же подбитого танка, когда танкисты неожиданно вышли к дороге.
С тяжелыми потерями они вырвались из боя.  Капусту ранило осколками в шею и в руку. Многим потребовалась психологическая помощь.

Случилась и ситуация похожая на "рядового Раяна". Погибли трое братьев, четвертого срочно нашли и отправили домой.
После боя к ним приехал оперативный офицер батальона деснатников-срочников, узнать о противнике. Но другой офицер, старший по званию, отправил десантника назад, заявив, что батальон резервистов - разгромленное подразделение и нечего с ними разговаривать. В результате срочники наступили на те же грабли.
В Тель а Шомере Капусте смогли вытащить лишь часть осколков, остальное оставили под кожей, слишком опасно было там ковыряться.

После войны израильские войска стояли в Африке, за Суэцким каналом, ждали пока ООН и политики договоряться о разграничении между странами.
Капусту послали укрепиться на гряде Джибель Атка, выделив ему "с бору по сосенкe": взвод танков, роту мотопехоты,  десантников-срочников десантников-резервистов, взвод разведчиков и еще разных отбившихся от своих подразделений солдат.
Линия обороны тянулась от моря на юго-восток.
Египетские коммандос постоянно нарушали перемирие и пытались захватить господствующие высоты. Удержать их было не просто.  На верх вела только одна извилистая тропа, простреливаемая противником. Подъем по ней мог занять целый день.
Для начала Капуста вытребовал взвод саперов, для постройки укреплений и вертолет, для снабжения сидевших наверху десантников.
Саперов прислали, а в вертолете отказали из-за постоянных обстрелов, боялись, что его собьют.
Тряхнув стариной Капуста вспомнил 50ые годы и затребовал верблюдов. Ему прислали 6 штук.
После чего снабжение верхнего гарнизона наладилось. Смена приходила наверх с тремя верблюдами, а через неделю их сменяли другие, со своими тремя.
В свободное время солдаты обшаривали склоны холмов, в поисках бункеров. Находили склады снабжения, еду, наткнулись на целый бункер со взрывчаткой.
Однажды солдат сообщил, что обнаружил какой-то огромный бункер. Взяв фонари и саперов они отправились на разведку.
Их глазам предстало жуткое зрелище. Это был трехэтажный подземный госпиталь. Египтяне, кто мог ходить, сбежали, бросив все. В кроватях лежали мумии тяжело раненых с капельницами. Даже на операционном столе лежал мертвец.

Капуста доложил по команде. Но начальство решило, что Израиль все равно сделают во всем виноватым.
Мумии похоронили в братской могиле, а госпиталь взорвали и приказали забыть.

Египтяне периодически обстреливали их позиции. Капуста вычислил дом где жили советские советники и затребовал к себе 120мм миниметы.
Как только египтяне начинали обстрел ,израильские минометы долбили по строению где жили советские советники. Это помогало.

Потом оказалось, что сменить войско Капусты не возможно, потому, что его сборная солянка не соответствовала
ни одному штатному подразделению. Так и проторчали там до вывода войск.
После этого Капусту отправили на Голаны. Там была та же бодяга. Войска сидели в бункерах на холмах. Сирийцы перемещали артиллерию по равнине и обстреливали холмы, причем иногда бетонобойными снарядами. Ответный огонь имел слабый эффект, так как они каждый раз перемещали пушки.
Но израильтяне сидели совсем близко к Дамасску. Во время обстрелов Капуста стал вызывать огонь артиллерии на шоссе Дамасск - Аман. Это помогло.

Вернувшись домой после очередного "витка" Капуста понял, что разорен. За пустовавшие склады и простаивавшие машины нужно было платить, а прибыли не было. Пришлось все восстанавливать с нуля.
Не прошло и месяца, как в армии решили создать новую парашютно-десантную бригаду и без Капусты обойтись никак не могли. Но, после создания бригады он понял, что с него хватит.
На этом, как пишет Миха Капуста, кончился период его борьбы с ангелом смерти и началась мирная жизнь, о которой он обещал написать в другой раз.
 
losew: (Default)

Про бой на Китайской ферме достаточно написано. Бессменный водитель Капусты, всегда фотографировавший, в этот раз даже не достал камеру. Поглядев на сгоревшую и изуродованную технику на обочинах он только пробормотал, что эта война не для съемки. 
Бой был очень тяжелым, они атаковали хорошо окопавшегося противника, с противотанковыми средствами. Потери были очень большими, кроме того солдаты с БТРа Капусты застрелили экипаж своего же подбитого танка, когда танкисты неожиданно вышли к дороге.
С тяжелыми потерями они вырвались из боя.  Капусту ранило осколками в шею и в руку. Многим потребовалась психологическая помощь.

Случилась и ситуация похожая на "рядового Раяна". Погибли трое братьев, четвертого срочно нашли и отправили домой.
После боя к ним приехал оперативный офицер батальона деснатников-срочников, узнать о противнике. Но другой офицер, старший по званию, отправил десантника назад, заявив, что батальон резервистов - разгромленное подразделение и нечего с ними разговаривать. В результате срочники наступили на те же грабли.
В Тель а Шомере Капусте смогли вытащить лишь часть осколков, остальное оставили под кожей, слишком опасно было там ковыряться.

После войны израильские войска стояли в Африке, за Суэцким каналом, ждали пока ООН и политики договоряться о разграничении между странами.
Капусту послали укрепиться на гряде Джибель Атка, выделив ему "с бору по сосенкe": взвод танков, роту мотопехоты,  десантников-срочников десантников-резервистов, взвод разведчиков и еще разных отбившихся от своих подразделений солдат.
Линия обороны тянулась от моря на юго-восток.
Египетские коммандос постоянно нарушали перемирие и пытались захватить господствующие высоты. Удержать их было не просто.  На верх вела только одна извилистая тропа, простреливаемая противником. Подъем по ней мог занять целый день.
Для начала Капуста вытребовал взвод саперов, для постройки укреплений и вертолет, для снабжения сидевших наверху десантников.
Саперов прислали, а в вертолете отказали из-за постоянных обстрелов, боялись, что его собьют.
Тряхнув стариной Капуста вспомнил 50ые годы и затребовал верблюдов. Ему прислали 6 штук.
После чего снабжение верхнего гарнизона наладилось. Смена приходила наверх с тремя верблюдами, а через неделю их сменяли другие, со своими тремя.
В свободное время солдаты обшаривали склоны холмов, в поисках бункеров. Находили склады снабжения, еду, наткнулись на целый бункер со взрывчаткой.
Однажды солдат сообщил, что обнаружил какой-то огромный бункер. Взяв фонари и саперов они отправились на разведку.
Их глазам предстало жуткое зрелище. Это был трехэтажный подземный госпиталь. Египтяне, кто мог ходить, сбежали, бросив все. В кроватях лежали мумии тяжело раненых с капельницами. Даже на операционном столе лежал мертвец.

Капуста доложил по команде. Но начальство решило, что Израиль все равно сделают во всем виноватым.
Мумии похоронили в братской могиле, а госпиталь взорвали и приказали забыть.

Египтяне периодически обстреливали их позиции. Капуста вычислил дом где жили советские советники и затребовал к себе 120мм миниметы.
Как только египтяне начинали обстрел ,израильские минометы долбили по строению где жили советские советники. Это помогало.

Потом оказалось, что сменить войско Капусты не возможно, потому, что его сборная солянка не соответствовала
ни одному штатному подразделению. Так и проторчали там до вывода войск.
После этого Капусту отправили на Голаны. Там была та же бодяга. Войска сидели в бункерах на холмах. Сирийцы перемещали артиллерию по равнине и обстреливали холмы, причем иногда бетонобойными снарядами. Ответный огонь имел слабый эффект, так как они каждый раз перемещали пушки.
Но израильтяне сидели совсем близко к Дамасску. Во время обстрелов Капуста стал вызывать огонь артиллерии на шоссе Дамасск - Аман. Это помогло.

Вернувшись домой после очередного "витка" Капуста понял, что разорен. За пустовавшие склады и простаивавшие машины нужно было платить, а прибыли не было. Пришлось все восстанавливать с нуля.
Не прошло и месяца, как в армии решили создать новую парашютно-десантную бригаду и без Капусты обойтись никак не могли. Но, после создания бригады он понял, что с него хватит.
На этом, как пишет Миха Капуста, кончился период его борьбы с ангелом смерти и началась мирная жизнь, о которой он обещал написать в другой раз.
 
losew: (Default)

Я забыл упомянуть, что между командировками в Курдистан Капуста умудрился еще и несколько месяцев поработать в Моссаде. Подробностей он не сообщает, пишет только, что работал под началом Цвики Мальхина много ездил по Европе, но оружием не пользовался. Подробности его работы до сих пор засекречены.
После Шестидневной войны его ферма пришла в плачевное состояние, жена не могла одновременно руководить клиникой в Тель А Шомере и фермой. Правдо несколько местных мальчишек решили добровольно помочь герою войны. Одного из мальчишек звали Моше "Буги" Аялон и в последствии он стал начгенштаба.
Вернувшись из Европы Капуста решил попробовать себя в новом деле и стал подрядчиком по установке трубопроводов и капельного орошения. Бизнес пошел в гору, у него были склады с Иерусалиме и в Кирьят Шмоне, собственные грузовики и т.д..
Заодно он увлекся дайвингом и подводной археологией и принялся покорять морские глубины. Однажды в Тиране село на риф большое китайское судно. Они жили на судне, помогали команде снять судно и залатать пробоину. Кормили их каким-то особенным на вкус мясом. Как-то раз на кухне не оказалось повора и голодные дайверы заглянули в холодильник. Там висели привязанные за хвосты связки десятков ободранных крысиных тушек. После этого кушать он предпочитали в Шареме.

И тут грянула Война Судного Дня.
Капуста явился в свою 80ую резервную бригаду. Там ему поручили восстановить расформированый противотанковый батальон. Но быть комбатом он отказался, в бригаде был последний(перед расформированием) комбат и Капуста согласился состоять при нем, как когда-то в прошлую войну при самом Капусте состоял Меир Ар Цион.
Батальон формировался медленно, нехватало всего.
Капуста не мог усидеть на месте. Позвонил Рафулю, его бригада вела тяжелые бои на Голанах.
Рафуль спросил, есть ли у них танки? Танков не было и Рафуль отказался от их услуг. Но Капуста с ветеранами сели на два джипа и двинули на Голаны. В штабе бригады было пусто, но дело для них нашлось. Им предложили сгонять на гору Бенталь проверить, нет ли там сирийских артиллерийских/авиа наводчиков.
Гора Бенталь господствовала над северной частью Голан. В начале войны израильтяне эвакуировали гарнизон, что бы он не оказался отрезанным.
Фактически их послали на двух джипах в гости к сирийцам, перед самым контрнаступлением ЦАХАЛя.
И они поехали. Единственное, что они встретили по дороге, был сирийский Т-62 с заведенным двигателем, стоявший на обочине, экипажа нигде не было видно.

На горе тоже никого не было. Им приказали пока оставаться наверху. И через какое-то время их глазам открылось потрясающее зрелище. Контрнаступление началось и внизу сошлись в бою сотни танков, бронемашин и солдат. 
На таком расстоянии звуки боя до них почти не долетали но панораму сражения они видели во всех подробностях.
Израильтяне потеснили сирийцев на северо-восток и бой закончился.
Они вернулись к Рафулю. Тем временем резервная бригада Капусты выдвинулась к Кирьят Шмоне. Когда они вернулись, комбриг разозлился за самовольную отлучку, устроил Капусте разнос и отправил весь батальон обратно в Рамле. Инициатива, как говориться, наказуема.
В Рамле они принялись обзванивать друзей и знакомых, вскоре Капуста дозвонился до Шарона, воевавшего на Синае.
Арик обрадовался, у него был на счету каждый солдат. Но, на этот раз Капуста потребовал официальный приказ. Шарон тут же выдал нужный приказ и батальон отправился на юг, прямиком в страшную мясорубку у Китайской фермы.
losew: (Default)

Я забыл упомянуть, что между командировками в Курдистан Капуста умудрился еще и несколько месяцев поработать в Моссаде. Подробностей он не сообщает, пишет только, что работал под началом Цвики Мальхина много ездил по Европе, но оружием не пользовался. Подробности его работы до сих пор засекречены.
После Шестидневной войны его ферма пришла в плачевное состояние, жена не могла одновременно руководить клиникой в Тель А Шомере и фермой. Правдо несколько местных мальчишек решили добровольно помочь герою войны. Одного из мальчишек звали Моше "Буги" Аялон и в последствии он стал начгенштаба.
Вернувшись из Европы Капуста решил попробовать себя в новом деле и стал подрядчиком по установке трубопроводов и капельного орошения. Бизнес пошел в гору, у него были склады с Иерусалиме и в Кирьят Шмоне, собственные грузовики и т.д..
Заодно он увлекся дайвингом и подводной археологией и принялся покорять морские глубины. Однажды в Тиране село на риф большое китайское судно. Они жили на судне, помогали команде снять судно и залатать пробоину. Кормили их каким-то особенным на вкус мясом. Как-то раз на кухне не оказалось повора и голодные дайверы заглянули в холодильник. Там висели привязанные за хвосты связки десятков ободранных крысиных тушек. После этого кушать он предпочитали в Шареме.

И тут грянула Война Судного Дня.
Капуста явился в свою 80ую резервную бригаду. Там ему поручили восстановить расформированый противотанковый батальон. Но быть комбатом он отказался, в бригаде был последний(перед расформированием) комбат и Капуста согласился состоять при нем, как когда-то в прошлую войну при самом Капусте состоял Меир Ар Цион.
Батальон формировался медленно, нехватало всего.
Капуста не мог усидеть на месте. Позвонил Рафулю, его бригада вела тяжелые бои на Голанах.
Рафуль спросил, есть ли у них танки? Танков не было и Рафуль отказался от их услуг. Но Капуста с ветеранами сели на два джипа и двинули на Голаны. В штабе бригады было пусто, но дело для них нашлось. Им предложили сгонять на гору Бенталь проверить, нет ли там сирийских артиллерийских/авиа наводчиков.
Гора Бенталь господствовала над северной частью Голан. В начале войны израильтяне эвакуировали гарнизон, что бы он не оказался отрезанным.
Фактически их послали на двух джипах в гости к сирийцам, перед самым контрнаступлением ЦАХАЛя.
И они поехали. Единственное, что они встретили по дороге, был сирийский Т-62 с заведенным двигателем, стоявший на обочине, экипажа нигде не было видно.

На горе тоже никого не было. Им приказали пока оставаться наверху. И через какое-то время их глазам открылось потрясающее зрелище. Контрнаступление началось и внизу сошлись в бою сотни танков, бронемашин и солдат. 
На таком расстоянии звуки боя до них почти не долетали но панораму сражения они видели во всех подробностях.
Израильтяне потеснили сирийцев на северо-восток и бой закончился.
Они вернулись к Рафулю. Тем временем резервная бригада Капусты выдвинулась к Кирьят Шмоне. Когда они вернулись, комбриг разозлился за самовольную отлучку, устроил Капусте разнос и отправил весь батальон обратно в Рамле. Инициатива, как говориться, наказуема.
В Рамле они принялись обзванивать друзей и знакомых, вскоре Капуста дозвонился до Шарона, воевавшего на Синае.
Арик обрадовался, у него был на счету каждый солдат. Но, на этот раз Капуста потребовал официальный приказ. Шарон тут же выдал нужный приказ и батальон отправился на юг, прямиком в страшную мясорубку у Китайской фермы.
losew: (Default)
После Шестидневной войны Капуста, Давиди и другие поняли, что легко вооруженные пехотные подразделения при встрече с бронетехникой противника превращаются в пушечное мясо, так как не имеют тяжелого вооружения.
Нужно было противотанковое вооружение и создание противотанковых подразделений.
Но армия уже превратилась в бюрократическую структуру и получилось у них создать один противотанковый резервистский  батальон. Укомплектовали его собранными с миру по нитке "толярами", то есть безоткатками.

На очередных сборах батальон отправили охранять ливанскую границу. Потом им выдали радар, что-то вроде датчика движения. Установленно это чудо было на командкаре.
Найти удачное место для радара не получилось и Капуста попросил зайти на 500м на ливанскую территорию, а под утро вернуться.
Разрешение дали.
А ночью прошел дождь и когда настало время возвращаться чертов радар увяз. Вызванный из Мисгава "захлам" тоже увяз. Начался рассвет.
Позади засады проходило ливанское шоссе. Капуста приказал его перекрыть. Затем он нашел в Манаре гражданский бульдозер Д9. Тракторист вытянул обе машины и порвал гусеницу.
Тем временем уже начинался большой шухер. Ливанские военные приехали на перекрытое шоссе выяснять отношения. Начальство тоже висело на телефоне.
Тракторист сказал, что нужные запчасти можно достать только в Хайфе. Капуста послал тракториста в Хайфу, а сам стал названивать друзьям имевшим дело с тяжелой техникой.
Несколько таких друзей по счастью оказались на сборах, недалеко от Кирьят Шмоны. Они приехали и кое-как залатали гусеницу. Наконец все вернулись в Израиль.
Но было слишком поздно. Шум поднялся страшный, ливанцы пожаловались в ООН. На следующий день слетелось все начальство: Дадо, Икутиэль Адам и другие.
После этого батальон потихонку предали забвению. Вспомнили про него только с началом войны Судного дня. Идею с противотанковыми средствами для пехоты тоже прокатили, все это аукнулось в кровавом октябре 73ого.
losew: (Default)
После Шестидневной войны Капуста, Давиди и другие поняли, что легко вооруженные пехотные подразделения при встрече с бронетехникой противника превращаются в пушечное мясо, так как не имеют тяжелого вооружения.
Нужно было противотанковое вооружение и создание противотанковых подразделений.
Но армия уже превратилась в бюрократическую структуру и получилось у них создать один противотанковый резервистский  батальон. Укомплектовали его собранными с миру по нитке "толярами", то есть безоткатками.

На очередных сборах батальон отправили охранять ливанскую границу. Потом им выдали радар, что-то вроде датчика движения. Установленно это чудо было на командкаре.
Найти удачное место для радара не получилось и Капуста попросил зайти на 500м на ливанскую территорию, а под утро вернуться.
Разрешение дали.
А ночью прошел дождь и когда настало время возвращаться чертов радар увяз. Вызванный из Мисгава "захлам" тоже увяз. Начался рассвет.
Позади засады проходило ливанское шоссе. Капуста приказал его перекрыть. Затем он нашел в Манаре гражданский бульдозер Д9. Тракторист вытянул обе машины и порвал гусеницу.
Тем временем уже начинался большой шухер. Ливанские военные приехали на перекрытое шоссе выяснять отношения. Начальство тоже висело на телефоне.
Тракторист сказал, что нужные запчасти можно достать только в Хайфе. Капуста послал тракториста в Хайфу, а сам стал названивать друзьям имевшим дело с тяжелой техникой.
Несколько таких друзей по счастью оказались на сборах, недалеко от Кирьят Шмоны. Они приехали и кое-как залатали гусеницу. Наконец все вернулись в Израиль.
Но было слишком поздно. Шум поднялся страшный, ливанцы пожаловались в ООН. На следующий день слетелось все начальство: Дадо, Икутиэль Адам и другие.
После этого батальон потихонку предали забвению. Вспомнили про него только с началом войны Судного дня. Идею с противотанковыми средствами для пехоты тоже прокатили, все это аукнулось в кровавом октябре 73ого.
losew: (Default)
Долго разводить домашнее хозяйство и рассекать на кобыле по имени ППШа Капусте не дали.
В лучших традициях голливудских фильмов и сталинских чисток, на деревенской улице показался черный ворон  автомобиль министерства обороны, который увез нашего героя в генштаб.
Оказалось, что иракцы хотят перебросить войска в Иорданию, на границу с Израилем. Чтобы этому помешать, Израиль решил оказать помощь курдской Пешмарге и таким образом связать иракские дивизии в Курдистане.
Капусту послали инструктором на три месяца.
Добирались они очень долго, сначала самолетом в Тегеран, потом еще один перелет по Ирану, потом на машинах, наконец перешли границу и пошли в Ирак, курды обещали их встретить.
И вот через пару дней пути на горизинте появилась цепочка высланных им навстречу бойцов. Они все ближе и ближе наконец можно разглядеть лицо идущего первым
В курдских, традиционных шароварах, перепоясанный широким кушаком, на голове куфия, а под куфией широко улыбалось лицо старого приятеля Капусты - Хаимке Левкова. Оказалось, несколько инструкторов заслали в Ирак еще раньше.

Потом Капуста ездил к курдам еще несколько раз. 
Однажды он сидел в импровизированной ставке местного полевого командира по кличке Мулла. В палатку вбежал взволнованный партизан и с порога закричал, что к ним едет целая иракская бригада, видимо, делать зачистку.
Мулла повернулся к одному из своих людей: - Иди и прогони их.
Тот молча кивнул, взял винтовку и вышел. Капуста напросился следом.
Партизан привел его к замаскированной позиции на склоне холма. Оттуда открывался обзор на всю округу.
Внизу у дороги разгружалась длинная колонна иракских грузовиков.
Когда первые цепи иракцев двинулись вперед курд открыл огонь. Стрелял он быстро и метко. Один выстрел - один труп.
Иракцы немного пометались под огнем, постреляли в белый свет и отступили к своим грузовиким.
У курда почти кончились патроны и Капуста спросил, что бы он делал, если б патроны кончились. Курд показал вниз и сказал, что неподалеку проходит дорога, по которой подвозят снабжение иракским блок-постам, достаточно переодеться крестьянином, встать у обочины и дождаться машины с офицером. А потом лишь помахать в воздухе купюрой.
Офицеры продавали все что угодно.


losew: (Default)
Долго разводить домашнее хозяйство и рассекать на кобыле по имени ППШа Капусте не дали.
В лучших традициях голливудских фильмов и сталинских чисток, на деревенской улице показался черный ворон  автомобиль министерства обороны, который увез нашего героя в генштаб.
Оказалось, что иракцы хотят перебросить войска в Иорданию, на границу с Израилем. Чтобы этому помешать, Израиль решил оказать помощь курдской Пешмарге и таким образом связать иракские дивизии в Курдистане.
Капусту послали инструктором на три месяца.
Добирались они очень долго, сначала самолетом в Тегеран, потом еще один перелет по Ирану, потом на машинах, наконец перешли границу и пошли в Ирак, курды обещали их встретить.
И вот через пару дней пути на горизинте появилась цепочка высланных им навстречу бойцов. Они все ближе и ближе наконец можно разглядеть лицо идущего первым
В курдских, традиционных шароварах, перепоясанный широким кушаком, на голове куфия, а под куфией широко улыбалось лицо старого приятеля Капусты - Хаимке Левкова. Оказалось, несколько инструкторов заслали в Ирак еще раньше.

Потом Капуста ездил к курдам еще несколько раз. 
Однажды он сидел в импровизированной ставке местного полевого командира по кличке Мулла. В палатку вбежал взволнованный партизан и с порога закричал, что к ним едет целая иракская бригада, видимо, делать зачистку.
Мулла повернулся к одному из своих людей: - Иди и прогони их.
Тот молча кивнул, взял винтовку и вышел. Капуста напросился следом.
Партизан привел его к замаскированной позиции на склоне холма. Оттуда открывался обзор на всю округу.
Внизу у дороги разгружалась длинная колонна иракских грузовиков.
Когда первые цепи иракцев двинулись вперед курд открыл огонь. Стрелял он быстро и метко. Один выстрел - один труп.
Иракцы немного пометались под огнем, постреляли в белый свет и отступили к своим грузовиким.
У курда почти кончились патроны и Капуста спросил, что бы он делал, если б патроны кончились. Курд показал вниз и сказал, что неподалеку проходит дорога, по которой подвозят снабжение иракским блок-постам, достаточно переодеться крестьянином, встать у обочины и дождаться машины с офицером. А потом лишь помахать в воздухе купюрой.
Офицеры продавали все что угодно.


losew: (Default)

Фотку подкинул [livejournal.com profile] nakaryak

Когда Капуста гонял монахов и террористов по Иорданской долине, он приметил пару хороших бесхозных лошадей, бродящих около заброшенного здания иорданской полиции. Видимо лошади было полицейскими.
У Капусты была на севере своя ферма и он решил, приютить лошадь. Вторую лошадь решил приютить его сослуживец, живший в той же деревне.
Закончив сборы и сдав оружие, приятели отправились "на родео". Лошадь приятеля оказалась смирной, а вот Капусте досталась - чума!
Кое-как загнали ее на бывшую иорданскую военную базу, в душевой барак. Зажали ее в душевой кабинке и Капуста взгромоздился на лошадь. Строптивица взбрыкнула и скинула его на пол. Но тот влез обратно, уселся покрепче и лошадь выпустили.
Она вылетела наружу и понеслась по пустыни выделывая дикие фортеля.
Тут надо напомнить, что места в тех краях были довольно опасные, а оружие у резервистов уже отобрали. По этому Капуста прихватил с собой добытый в одном из боев трофейный ППШ с круглым диском.
Висевший на спине ППШ нещадно колотил по хребту и ребрам, но Капуста проявил дипломатичность и вместо того, чтоб материть лошадь(не обижать же собственную домашнюю скотину) он крыл последними словами злополучный ППШ.
Скакали они долго, и он заметил, что при слове "ППШ", лошадь немного сбавляла ход. Короче пол дня проскакав как бешенная, лошадь наконец успокоилась, толи притомилось, толи магические заклинания "ППШ"а помогли.
После чего, отдохнув, они с приятелем тронулись верхом от северной части Мертвого моря в сторону Хайфы, ферма у Капусты находилась рядом с Крайот, подумаешь - пол страны верхом.
Излишне говорить какую кличку получила лошадь, конечно ППШ.
 
losew: (Default)

Фотку подкинул [livejournal.com profile] nakaryak

Когда Капуста гонял монахов и террористов по Иорданской долине, он приметил пару хороших бесхозных лошадей, бродящих около заброшенного здания иорданской полиции. Видимо лошади было полицейскими.
У Капусты была на севере своя ферма и он решил, приютить лошадь. Вторую лошадь решил приютить его сослуживец, живший в той же деревне.
Закончив сборы и сдав оружие, приятели отправились "на родео". Лошадь приятеля оказалась смирной, а вот Капусте досталась - чума!
Кое-как загнали ее на бывшую иорданскую военную базу, в душевой барак. Зажали ее в душевой кабинке и Капуста взгромоздился на лошадь. Строптивица взбрыкнула и скинула его на пол. Но тот влез обратно, уселся покрепче и лошадь выпустили.
Она вылетела наружу и понеслась по пустыни выделывая дикие фортеля.
Тут надо напомнить, что места в тех краях были довольно опасные, а оружие у резервистов уже отобрали. По этому Капуста прихватил с собой добытый в одном из боев трофейный ППШ с круглым диском.
Висевший на спине ППШ нещадно колотил по хребту и ребрам, но Капуста проявил дипломатичность и вместо того, чтоб материть лошадь(не обижать же собственную домашнюю скотину) он крыл последними словами злополучный ППШ.
Скакали они долго, и он заметил, что при слове "ППШ", лошадь немного сбавляла ход. Короче пол дня проскакав как бешенная, лошадь наконец успокоилась, толи притомилось, толи магические заклинания "ППШ"а помогли.
После чего, отдохнув, они с приятелем тронулись верхом от северной части Мертвого моря в сторону Хайфы, ферма у Капусты находилась рядом с Крайот, подумаешь - пол страны верхом.
Излишне говорить какую кличку получила лошадь, конечно ППШ.
 
losew: (Default)


Про Страну Монастырей- Страну Погонь  я уже писал. Пропустить такой экшен Капуста никак не мог. Будучи резервистом он участвовал в погонях и потерял там немало хороших друзей.
Интенсивность столкновений в Иорданской долине была очень высока.  Погибших боевиков было столько, что на каком-то этапе к месту боя стали вызывать  бульдозер, который рыл для них братскую могилу.

Как я уже писал, монахи в монастырях у Иордана помогали боевикам. Но обыскивать монастыри можно было только в присутствии настоятеля. Пока монахи искали настоятеля, пока святой отец шел с солдатами осматривать обитель, искать уже было некого.
Тогда они пошли на хитрость. Бедуин-следопыт и Капуста переоделись под пришельцев с того берега. Почти не говоривший по арабски Капуста подвязал челюсть и стал усиленно "страдать" от зубной боли. Разговаривал со всеми следопыт.
Они постучались в монастрырь, сказали, что им нужно спрятаться на какое-то время, а потом переправиться на тот берег.
Батюшка сделал им экскурсию по ввереному хозяйству, показал, где спрятана надувная лодка, где в колодце прячуться "гости" с того берега и где прячут оружие и взрывчатку. Потом их накормили ужином и утром они ушли. А затем дождавшись, когда в монастыре спрячется очередная банда, туда нагрянули десантники.

На допросе настоятеля, Рафуль спросил, не помнит ли тот двух  ночных гостей. Тот вспомнил и заметил, что у одного из гостей болели зубы, но жрал он, при этом, в три горла!
losew: (Default)


Про Страну Монастырей- Страну Погонь  я уже писал. Пропустить такой экшен Капуста никак не мог. Будучи резервистом он участвовал в погонях и потерял там немало хороших друзей.
Интенсивность столкновений в Иорданской долине была очень высока.  Погибших боевиков было столько, что на каком-то этапе к месту боя стали вызывать  бульдозер, который рыл для них братскую могилу.

Как я уже писал, монахи в монастырях у Иордана помогали боевикам. Но обыскивать монастыри можно было только в присутствии настоятеля. Пока монахи искали настоятеля, пока святой отец шел с солдатами осматривать обитель, искать уже было некого.
Тогда они пошли на хитрость. Бедуин-следопыт и Капуста переоделись под пришельцев с того берега. Почти не говоривший по арабски Капуста подвязал челюсть и стал усиленно "страдать" от зубной боли. Разговаривал со всеми следопыт.
Они постучались в монастрырь, сказали, что им нужно спрятаться на какое-то время, а потом переправиться на тот берег.
Батюшка сделал им экскурсию по ввереному хозяйству, показал, где спрятана надувная лодка, где в колодце прячуться "гости" с того берега и где прячут оружие и взрывчатку. Потом их накормили ужином и утром они ушли. А затем дождавшись, когда в монастыре спрячется очередная банда, туда нагрянули десантники.

На допросе настоятеля, Рафуль спросил, не помнит ли тот двух  ночных гостей. Тот вспомнил и заметил, что у одного из гостей болели зубы, но жрал он, при этом, в три горла!
losew: (Лось)
Давид Бен Гурион стоит на голове.

Продолжение истроии о Капусте, Ар Ционе и походе в Бааль Бек.

Сбежав от ливанских солдат они вернулись на границу. От Бин Джбеля там кажется 7-8 километров по прямой. Перейдя границу они разделились, чтоб не попасться обоим.
Оставшись один Капуста потопал в сторону киббуца Аелет А Шахар. Шел он по пограничной дороге, где, как он помнил, пограничники устраивали засады. Так что он прошагал 25 километров до киббуца, громко распевая песни на иврите.
У киббуца он поймал тремп в Хайфу.
Дырка от раны была не большая и не сильно кровоточила, так что с виду было почти не заметно. Пуля застраяла где-то в спине. Больно было двигать рукой и он по наполеоновски повесил ее, зацепив за внутренний карман жилета.
В Хайфе Капуста встретил сослуживца, который от души, дружески похлопал его по спине, так что он едва не потерял сознание от боли.

Дальше оказалось, что у него не хватает денег на автобус и он поехал в центр страны на попутках. И наконец после долгого пути, проехав пол страны с севера на юг на тремпах, с пулей застрявшей в спине, Миха Капуста добрался до больницы Тель А Шомер.
Подошел к знакомой медсестре, попросил отойти в сторонку и сообщил, что поймал пулю. Медсестра привела знакомого профессора, уже резавшего Капусту раньше. Они и впихнули его в операционную между другими больными, оформив рану, как воспалившийся фурункул.

Тем временем Ливан подал официальную жалобу в Комиссию по соблюдению перемирия. Бен Гуриону перепало от ООН, он соответственно вставил фитиль Даяну, Даян дал по шапке Шарону.
Шарон заглянул в список ЛС и понял, что из реальных отморозков служивших 890ом ПДБ, на гражданке были только двое.
Он приехал, в больницу, посочуствовал Капусте насчет фурункула в спине, оставившего входное отверстие на груди, и сказал:
- Пацаны, если вам хочется повоевать, возвращайтесь в армию и занимайтесь делом. А если не пойдете, я вас сдам в полицию.
В полицию Капусте не хотелось и он залег на дно. Спрятала его та самая знакомая медсестра (она ему очень нравилась и дело похоже идет к свадьбе, но я до этого еще не дочитал).
Подлечившись, Капуста и Ар Цион отправились к Аарону Давиди(комбату) советоваться, как жить дальше. Давиди был им как отец родной, и обычно они предупреждали его тех глупостях, которые собирались сотворить. Если не напрямую, то хотя бы намеками.
Давиди все разузнал и сказал, что Шарон никого полиции не выдал, дал им только ту инфу, которую обязан был дать. Так что у полицейских ничего на них не было.
Успокоенные, друзья вернулись по домам.
Капусту арестовали в тот же вечер. Но поскольку он упорно молчал, отпустили с миром.

На этом история не закончилась. Бен Гурион, в тот период глава правительства и министр обороны, потрбовал встречи с Меиром Ар Ционом. Меир в армии уже не служил и от встречи благополучно отмазался.
Но не тут-то было. Знакомая нам медсестра у которой прятался Капуста, работала так же с высокопоставленными чиновниками и с Бен Гурионом. Меир Ар Цион тоже продолжал лечиться.
Так что однажды Бен Гурион и Меир Ар Цион оказались в больнице в одно и тоже время и медсестра устроила им встречу. Отказать ей Меир Ар Цион не решился, Капуста пишет, что Меиру медсестра тоже очень нравилась.
Короче говоря Давид Бен Гурион отругал отставного капитана и потребовал, от Меира дать слово не делать больше подобных глупостей.
Ар Цион столько раз смотрел в лицо смерти, что всех этих политиканов он клал(как говорят на иврите) в маленький кармашек.
Невозмутимо посмотрев на главу правительства он обронил твердое: Нет.
Бен Гурион побагровел.
Сошлись они на том, что Меир постарается его предупердить, если ему в голову придет еще какая-нибудь замечательная идея. 
 
losew: (Default)
Давид Бен Гурион стоит на голове.

Продолжение истроии о Капусте, Ар Ционе и походе в Бааль Бек.

Сбежав от ливанских солдат они вернулись на границу. От Бин Джбеля там кажется 7-8 километров по прямой. Перейдя границу они разделились, чтоб не попасться обоим.
Оставшись один Капуста потопал в сторону киббуца Аелет А Шахар. Шел он по пограничной дороге, где, как он помнил, пограничники устраивали засады. Так что он прошагал 25 километров до киббуца, громко распевая песни на иврите.
У киббуца он поймал тремп в Хайфу.
Дырка от раны была не большая и не сильно кровоточила, так что с виду было почти не заметно. Пуля застраяла где-то в спине. Больно было двигать рукой и он по наполеоновски повесил ее, зацепив за внутренний карман жилета.
В Хайфе Капуста встретил сослуживца, который от души, дружески похлопал его по спине, так что он едва не потерял сознание от боли.

Дальше оказалось, что у него не хватает денег на автобус и он поехал в центр страны на попутках. И наконец после долгого пути, проехав пол страны с севера на юг на тремпах, с пулей застрявшей в спине, Миха Капуста добрался до больницы Тель А Шомер.
Подошел к знакомой медсестре, попросил отойти в сторонку и сообщил, что поймал пулю. Медсестра привела знакомого профессора, уже резавшего Капусту раньше. Они и впихнули его в операционную между другими больными, оформив рану, как воспалившийся фурункул.

Тем временем Ливан подал официальную жалобу в Комиссию по соблюдению перемирия. Бен Гуриону перепало от ООН, он соответственно вставил фитиль Даяну, Даян дал по шапке Шарону.
Шарон заглянул в список ЛС и понял, что из реальных отморозков служивших 890ом ПДБ, на гражданке были только двое.
Он приехал, в больницу, посочуствовал Капусте насчет фурункула в спине, оставившего входное отверстие на груди, и сказал:
- Пацаны, если вам хочется повоевать, возвращайтесь в армию и занимайтесь делом. А если не пойдете, я вас сдам в полицию.
В полицию Капусте не хотелось и он залег на дно. Спрятала его та самая знакомая медсестра (она ему очень нравилась и дело похоже идет к свадьбе, но я до этого еще не дочитал).
Подлечившись, Капуста и Ар Цион отправились к Аарону Давиди(комбату) советоваться, как жить дальше. Давиди был им как отец родной, и обычно они предупреждали его тех глупостях, которые собирались сотворить. Если не напрямую, то хотя бы намеками.
Давиди все разузнал и сказал, что Шарон никого полиции не выдал, дал им только ту инфу, которую обязан был дать. Так что у полицейских ничего на них не было.
Успокоенные, друзья вернулись по домам.
Капусту арестовали в тот же вечер. Но поскольку он упорно молчал, отпустили с миром.

На этом история не закончилась. Бен Гурион, в тот период глава правительства и министр обороны, потрбовал встречи с Меиром Ар Ционом. Меир в армии уже не служил и от встречи благополучно отмазался.
Но не тут-то было. Знакомая нам медсестра у которой прятался Капуста, работала так же с высокопоставленными чиновниками и с Бен Гурионом. Меир Ар Цион тоже продолжал лечиться.
Так что однажды Бен Гурион и Меир Ар Цион оказались в больнице в одно и тоже время и медсестра устроила им встречу. Отказать ей Меир Ар Цион не решился, Капуста пишет, что Меиру медсестра тоже очень нравилась.
Короче говоря Давид Бен Гурион отругал отставного капитана и потребовал, от Меира дать слово не делать больше подобных глупостей.
Ар Цион столько раз смотрел в лицо смерти, что всех этих политиканов он клал(как говорят на иврите) в маленький кармашек.
Невозмутимо посмотрев на главу правительства он обронил твердое: Нет.
Бен Гурион побагровел.
Сошлись они на том, что Меир постарается его предупердить, если ему в голову придет еще какая-нибудь замечательная идея. 
 
losew: (Default)

Миха Капуста продолжает меня поражать. Гвозди бы делать из этих людей.

Поправившись после ранения, как мы помним, он получил три пули в ногу, во время последней операции, Капуста успел поучаствовать в Синайской компании и в бою за злополучный перевал Митле .
На перевале он схлопотал пулю в грудь, навылет и очередной раз загремел в Тель А Шомер в больницу.  
Тут надо заметить, что Капуста, хоть и был крепким парнем, но в детстве рос довольно болезненным ребенком. Причем, каждый раз дело кончалось хирургическим вмешательством. Апендицит, полипы, аденойды, чего  у него только не было.
Потом прибавились три ранения в армии.
Так что в Тель А Шомере он был, можно сказать, членом семьи. 
Когда зажило сквозное ранение, оказалось, что нога срослась плохо и пришлось делать еще одну операцию.
Пока он лежал с загипсованной ногой, он ударился в филосовские размышления и решил, что он достаточно повоевал и пора пожалуй и честь знать.
Он сказал об этом Шарону. Тот пожал плечами, но уговаривать не стал.
Меир Ар Цион тоже (более-менее) оправился от своего ранения.  
И вот однажды Меир сказал, что узнал про город в Ливане, в котором есть прекрасный древний храм, построенный из огромных блоков, которые даже сегодня не поднимет ни один кран. Называется город - Бааль Бек.
Правда от границы до него 200 килиметров, что для двух выздоравливающих после тяжелых ранений великовато, но у него есть план.
Тут надо заметить что поход Ар Циона в Петру относительно известен, видимо, из-за последующего ажиотажа и походов десантников. Остальные его походы известны гораздо меньше. Так, например, незадолго до ранения, они с Капустой и с Якоби(бойцом свободно говорившем по арабски и побывавшем в сирийском плену) запросто сходили в иорданский Джараш, поглазеть на какие-то древние развалины.

Короче Меир предложил поехать на мотоцикле, прикинувшись туристами. Сказано-сделано. Капуста как раз получил зарплату за пол года, которую по ошибке задержали. На эти деньги он купил мотоцикл.
Они загрузили его бензином,  и другим необходимым, раздобыли два пистолета и поехали. Поездка не задалась с самого начала. Мотоцикл увяз в грязи и они долго отчищали его, что бы продолжить путь.
Потом, спокойно, неторопясь, проехали несколько ливанских деревень. Проехали Бин Джбель, особого внимания они не привлекли. Но за Бин Джбелем, на узкой горной дороге, они налетели на блок-пост ливанских солдат. Дорога была слишком узкой, чтоб развернуться и уехать.
Ливанцев было десять солдат с винтовками и толстый офицер со "стэном" на груди. Завязался разговор.
Ар Цион, после ранения не очень мог разговаривать, так как попавшая в горло пуля повредила голосовые связки.
А Капуста грузил офицера смесью английских, немецких и французских слов, пытаясь запутать. Периодически он повторял "пароход, Бейрут, ту-ту" но офицер не смущался и продолжал требовать пасспорт, тыкая Капусте в живот стволом автомата. Тот ствол отпихивал, но офицер легким движением живота, каждый раз возвращал ствол на место.
В это время солдаты попытались обыскать Ар Циона, и нащупали у него пистолет. Завязалась драка. Правая рука у Ар Циона плохо действовала, после ранения и Капуста понял, что другого выхода нет. Он посильнее пихнул от себя автомат, достал пистолет и открыл стрельбу.
Он застрелил офицера и одного из солдат, но офицер успел выстрелить из злополучного "стэна", засадив Капусте пулю в плечо, чуть повыше легкого, совсем рядом с какой-то главной артерией.
После чего друзья спрыгнули с дороги на покрытый лесом склон и были таковы.
Солдаты постреляли им вслед, но было слишком темно, чтоб что-то видеть.

Дальше начинается полнейший сюрр... но об этом в следующий раз.

losew: (Default)

Миха Капуста продолжает меня поражать. Гвозди бы делать из этих людей.

Поправившись после ранения, как мы помним, он получил три пули в ногу, во время последней операции, Капуста успел поучаствовать в Синайской компании и в бою за злополучный перевал Митле .
На перевале он схлопотал пулю в грудь, навылет и очередной раз загремел в Тель А Шомер в больницу.  
Тут надо заметить, что Капуста, хоть и был крепким парнем, но в детстве рос довольно болезненным ребенком. Причем, каждый раз дело кончалось хирургическим вмешательством. Апендицит, полипы, аденойды, чего  у него только не было.
Потом прибавились три ранения в армии.
Так что в Тель А Шомере он был, можно сказать, членом семьи. 
Когда зажило сквозное ранение, оказалось, что нога срослась плохо и пришлось делать еще одну операцию.
Пока он лежал с загипсованной ногой, он ударился в филосовские размышления и решил, что он достаточно повоевал и пора пожалуй и честь знать.
Он сказал об этом Шарону. Тот пожал плечами, но уговаривать не стал.
Меир Ар Цион тоже (более-менее) оправился от своего ранения.  
И вот однажды Меир сказал, что узнал про город в Ливане, в котором есть прекрасный древний храм, построенный из огромных блоков, которые даже сегодня не поднимет ни один кран. Называется город - Бааль Бек.
Правда от границы до него 200 килиметров, что для двух выздоравливающих после тяжелых ранений великовато, но у него есть план.
Тут надо заметить что поход Ар Циона в Петру относительно известен, видимо, из-за последующего ажиотажа и походов десантников. Остальные его походы известны гораздо меньше. Так, например, незадолго до ранения, они с Капустой и с Якоби(бойцом свободно говорившем по арабски и побывавшем в сирийском плену) запросто сходили в иорданский Джараш, поглазеть на какие-то древние развалины.

Короче Меир предложил поехать на мотоцикле, прикинувшись туристами. Сказано-сделано. Капуста как раз получил зарплату за пол года, которую по ошибке задержали. На эти деньги он купил мотоцикл.
Они загрузили его бензином,  и другим необходимым, раздобыли два пистолета и поехали. Поездка не задалась с самого начала. Мотоцикл увяз в грязи и они долго отчищали его, что бы продолжить путь.
Потом, спокойно, неторопясь, проехали несколько ливанских деревень. Проехали Бин Джбель, особого внимания они не привлекли. Но за Бин Джбелем, на узкой горной дороге, они налетели на блок-пост ливанских солдат. Дорога была слишком узкой, чтоб развернуться и уехать.
Ливанцев было десять солдат с винтовками и толстый офицер со "стэном" на груди. Завязался разговор.
Ар Цион, после ранения не очень мог разговаривать, так как попавшая в горло пуля повредила голосовые связки.
А Капуста грузил офицера смесью английских, немецких и французских слов, пытаясь запутать. Периодически он повторял "пароход, Бейрут, ту-ту" но офицер не смущался и продолжал требовать пасспорт, тыкая Капусте в живот стволом автомата. Тот ствол отпихивал, но офицер легким движением живота, каждый раз возвращал ствол на место.
В это время солдаты попытались обыскать Ар Циона, и нащупали у него пистолет. Завязалась драка. Правая рука у Ар Циона плохо действовала, после ранения и Капуста понял, что другого выхода нет. Он посильнее пихнул от себя автомат, достал пистолет и открыл стрельбу.
Он застрелил офицера и одного из солдат, но офицер успел выстрелить из злополучного "стэна", засадив Капусте пулю в плечо, чуть повыше легкого, совсем рядом с какой-то главной артерией.
После чего друзья спрыгнули с дороги на покрытый лесом склон и были таковы.
Солдаты постреляли им вслед, но было слишком темно, чтоб что-то видеть.

Дальше начинается полнейший сюрр... но об этом в следующий раз.

losew: (Лось)




Во время операции "Йонатан" был тяжело ранен Меир Хар Цион. Пуля попала в горло и вышла через затылок.
Батальонный врач, доктор Морис Анкелевич сделал трахеотомию прямо у стен иорданской полиции, во время зачистки. Наверху шел бой, рвались гранаты и сыпались обломки, но выхода не было. При свете фонарика он сделал операцию ножом коммандос, вместо трубки использовали ствол от "узи".

Сам Капуста получил в этом бою три пули в ногу. А ведь он вообще не должен был принимать участие в этой операции. Прошлой ночью он участвовал в вылазке на египетской территории, сопровождая другое подразделение. Там все пошло наперекосяк, они заблудились, атаковали слишком поздно, командир подразделения поехал крышей и Капуста взял командование на себя. Возвращались на рассвете, с трудом оторвались от погони.
Вообщем  после всего этого он возвращался в Тель Ноф, на базу, но по дороге встретил колонну десантников из своей роты, направлявшуюся на операцию в Иордании. Не мог же он бросить товарищей.

P.S. Сам доктор Анкелевич пишет, что все это выдумки, у него имелся скальпель и весь набор, нужный для проведения трахеотомии.

P.P.S. Воизбежании путаницы со второй операцией Йонатан(в Энтеббе). Первая операция проводилась в сентябре 1956, в ответ на  вторжение в Израиль иорданских легионеров и убийство шестерых студентов медиков. Десантники захватили и подорвали здание иорданской полиции используемое легионерами в качестве военнойх базы, в южной части Хевронского нагорья, в А-Раве.
losew: (Default)




Во время операции "Йонатан" был тяжело ранен Меир Хар Цион. Пуля попала в горло и вышла через затылок.
Батальонный врач, доктор Морис Анкелевич сделал трахеотомию прямо у стен иорданской полиции, во время зачистки. Наверху шел бой, рвались гранаты и сыпались обломки, но выхода не было. При свете фонарика он сделал операцию ножом коммандос, вместо трубки использовали ствол от "узи".

Сам Капуста получил в этом бою три пули в ногу. А ведь он вообще не должен был принимать участие в этой операции. Прошлой ночью он участвовал в вылазке на египетской территории, сопровождая другое подразделение. Там все пошло наперекосяк, они заблудились, атаковали слишком поздно, командир подразделения поехал крышей и Капуста взял командование на себя. Возвращались на рассвете, с трудом оторвались от погони.
Вообщем  после всего этого он возвращался в Тель Ноф, на базу, но по дороге встретил колонну десантников из своей роты, направлявшуюся на операцию в Иордании. Не мог же он бросить товарищей.

UPD. Сам доктор Анкелевич пишет, что все это выдумки, у него имелся скальпель и весь набор, нужный для проведения трахеотомии.
losew: (Default)


Капуста продолжает радовать мемуарами. В 1956ом году израильских парашютистов пригласили принять участие в третьем чемпионате мира по парашютному спорту, в Москве.
Спортсменов парашютистов в Израиле тогда не было, имелись только десантники, да и то без особого опыта. Но, делать нечего, отобрали добровольцев, приступили к тренировкам.
Кое как подготовились, в последнюю минуту перед отъездом выснилось, что для сборной нужен тренер. Шарон приказал Рафулю(Рафаэлю Эйтану) собрать манатки и ехать. Рафуль в жизни не видел парашюта.

 По приезду в Москву выяснилось, что сначала прыгают тренеры сборных. Рафуль забеспокоился и потребовал срочно сделать ему ускоренный курс "в сухую". 
В конце концов прыгнул не хуже других.

С соревнованиями получилась лажа. Самолет оказался Ли-2, хотя израильтянам зарание сказали, что прыгать они будут с "этажерок", свободное падение тоже должно было происходить не так, как они отрабатывали, ну и парашюты у них были обычные, военного образца, в то время как остальные спортсмены демонстрировали последние достижения парашютной науки и техники.
В результате израильтяне заняли почетное 10ое место(из 10), но, зато, привезли море впечатлений. Обратно летели чераз Францию, где французские военные, сразу раскусившие в них солдат, пригласили израильтян посетить французскую военную базу и попрыгать с нормальными парашютами.
И еще, в гостинице в Париже с Капустой приключился конфуз. В номере, в туалете было биде, куда Капуста(росший в аравийской пустыне, а потом в сельскохозяйственном поселении, где и унитаз-то был редкостью)  сходил по большому.

Но затмить радость от участия в соревнованиях такая мелочь никак не могла :)
losew: (Default)


Капуста продолжает радовать мемуарами. В 1956ом году израильских парашютистов пригласили принять участие в третьем чемпионате мира по парашютному спорту, в Москве.
Спортсменов парашютистов в Израиле тогда не было, имелись только десантники, да и то без особого опыта. Но, делать нечего, отобрали добровольцев, приступили к тренировкам.
Кое как подготовились, в последнюю минуту перед отъездом выснилось, что для сборной нужен тренер. Шарон приказал Рафулю(Рафаэлю Эйтану) собрать манатки и ехать. Рафуль в жизни не видел парашюта.

 По приезду в Москву выяснилось, что сначала прыгают тренеры сборных. Рафуль забеспокоился и потребовал срочно сделать ему ускоренный курс "в сухую". 
В конце концов прыгнул не хуже других.

С соревнованиями получилась лажа. Самолет оказался Ли-2, хотя израильтянам зарание сказали, что прыгать они будут с "этажерок", свободное падение тоже должно было происходить не так, как они отрабатывали, ну и парашюты у них были обычные, военного образца, в то время как остальные спортсмены демонстрировали последние достижения парашютной науки и техники.
В результате израильтяне заняли почетное 10ое место(из 10), но, зато, привезли море впечатлений. Обратно летели чераз Францию, где французские военные, сразу раскусившие в них солдат, пригласили израильтян посетить французскую военную базу и попрыгать с нормальными парашютами.
И еще, в гостинице в Париже с Капустой приключился конфуз. В номере, в туалете было биде, куда Капуста(росший в аравийской пустыне, а потом в сельскохозяйственном поселении, где и унитаз-то был редкостью)  сходил по большому.

Но затмить радость от участия в соревнованиях такая мелочь никак не могла :)
losew: (Default)

Капуста продолжает радовать мемуарами.
Как давались звания в 890 парашютно-десантном батальоне.
Про Меира Хар Циона давно уже написал Владимир Фромер:

Меир - старший сержант - отдавал приказы взводным офицерам с оскорбительной снисходительностью. Его забавляла парадоксальность ситуации. 
Парашютисты обратились к начальнику генштаба с требованием прекратить это немыслимое ни в одной армии положение. 
"Как? - изумился Даян - Меир не офицер?! Я об этом как-то забыл". 
И Даян присвоил Хар-Циону офицерское звание. Кто-то напомнил командующему, что Меир не был командирован на офицерские курсы. Даян изумился еще больше. "Меир? Курсы? Чему там может научиться лучший солдат Израиля со времен Бар-Кохбы?" 


У Капусты тоже получилось весело. Однажды они с Ариэлем Шароном(комбатом) шли в столовую. Капуста на ходу докладывал о результатах какой-то вылазки. У дверей столовой он извинился и развернулся уходить, так как столовка была для офицерского и сержантского состава.
Но Шарон похлопал его по плечу и сказал: С сегодняшнего дня ты сержант, пошли расскажешь дальше.


losew: (Default)

Капуста продолжает радовать мемуарами.
Как давались звания в 890 парашютно-десантном батальоне.
Про Меира Хар Циона давно уже написал Владимир Фромер:

Меир - старший сержант - отдавал приказы взводным офицерам с оскорбительной снисходительностью. Его забавляла парадоксальность ситуации. 
Парашютисты обратились к начальнику генштаба с требованием прекратить это немыслимое ни в одной армии положение. 
"Как? - изумился Даян - Меир не офицер?! Я об этом как-то забыл". 
И Даян присвоил Хар-Циону офицерское звание. Кто-то напомнил командующему, что Меир не был командирован на офицерские курсы. Даян изумился еще больше. "Меир? Курсы? Чему там может научиться лучший солдат Израиля со времен Бар-Кохбы?" 


У Капусты тоже получилось весело. Однажды они с Ариэлем Шароном(комбатом) шли в столовую. Капуста на ходу докладывал о результатах какой-то вылазки. У дверей столовой он извинился и развернулся уходить, так как столовка была для офицерского и сержантского состава.
Но Шарон похлопал его по плечу и сказал: С сегодняшнего дня ты сержант, пошли расскажешь дальше.


losew: (Default)


Со свободным временем полный завал, но урывками читаю Капусту и получаю большое удовольствие. Переплетается много смешного и трагичного.

В 54ом году пятерых солдат послали на территорию Сирии, менять аккумулятор в подслушивающем устройстве.
Сирийцы устроили засаду и взяли их в плен.
Позднее один из солдат: Ури Илан, не выдержал пыток и покончил с собой, спрятав между пальцами ноги записку "Я не предал".
Что бы обменять остальных, парашютисты пытались взять в плен сирийских солдат и офицеров.
Однажды они перешли Иордан и устроили засаду на дороге ведущей к таможне. Остановили машину и взяли в плен солдата и офицера.
На пути обратно Капуста разглядел, что офицер - блондин. Он подумал, что это немец из беглых нацистов. Их тогда немало осело в арабских странах. Он заговорил с пленным по-немецки. Тот на вопросы ответить отказался, но попросил ослабить веревку на руках. Капуста, в ответ, тактично промолчал.

Read more... )
losew: (Default)


Со свободным временем полный завал, но урывками читаю Капусту и получаю большое удовольствие. Переплетается много смешного и трагичного.

В 54ом году пятерых солдат послали на территорию Сирии, менять аккумулятор в подслушивающем устройстве.
Сирийцы устроили засаду и взяли их в плен.
Позднее один из солдат: Ури Илан, не выдержал пыток и покончил с собой, спрятав между пальцами ноги записку "Я не предал".
Что бы обменять остальных, парашютисты пытались взять в плен сирийских солдат и офицеров.
Однажды они перешли Иордан и устроили засаду на дороге ведущей к таможне. Остановили машину и взяли в плен солдата и офицера.
На пути обратно Капуста разглядел, что офицер - блондин. Он подумал, что это немец из беглых нацистов. Их тогда немало осело в арабских странах. Он заговорил с пленным по-немецки. Тот на вопросы ответить отказался, но попросил ослабить веревку на руках. Капуста, в ответ, тактично промолчал.

Read more... )
losew: (Default)
Вот, добыл мемуар Михи Капусты. Если кто осилил мою графоманию про Петру, я его там Картошкой окрестил, для конспирации.



Пара фоток для затравки... )

December 2014

S M T W T F S
 123 456
78910111213
141516171819 20
21 2223242526 27
28293031   

Syndicate

RSS Atom
Page generated 20/9/17 14:37

Expand Cut Tags

No cut tags