16/4/14

losew: (Лось)

Будни израильской военщины.
Выпуск 28
Автор Саша Фельдман
Оригинал здесь.
ЖЖ автора: [livejournal.com profile] felsash

Очень интересно описанны события осени 1996 года, беспорядки во время открытия туннелей под Храмовой горой, попытка прорыва БТРов к Гробнице Йосефа в Шхеме. Короче - эксклюзив. Фамилии офицеров изменены, но многих легко узнать.
Всячески рекомендую.

Запах пороха
Это топкое место. Ловушка, тупик,
Где любое решение бьет по тебе. Не случайно
Возвращается прошлое. Память хранит каждый миг:
Горечь страха, жар солнца, чай с привкусом лайма…
Холод мести, что тихо вползает в сердца
Совершенным подобием анестезии.
Миг, который ты должен прожить до конца,
Отпустить, потому что тебя отпустили.
Расстояние, время – не лекари ран
Тех, невидимых, тайных – под розовой кожей.
Жизнь нас учит прощать – и друзьям и врагам.
Это то, что ты сделал. И все, что мы можем.
                                             Д. Нефедьева


Глава первая - Трудный вопрос

– Неужели ты сможешь направить автомат на человека и убить его? – спросил знакомый лондонский адвокат Джим, не отрывая от меня тревожного взгляда. За столом повисла тяжелая пауза. Я растерянно поглядел на отца, который сидел рядом и молча давал мне понять, что надо ответить.

- Джим, что ты привязался к ребенку? Дай ему спокойно поесть, – попыталась разрулить ситуацию тетя Мила, жена адвоката, представлявшегося эдаким мирным голубем.

- Нет, Мила, пусть он ответит, он взрослый парень, который скоро получит оружие, и я хочу знать, сумеет ли он кого-то убить.

Я задумался. В книгах, кино, да и в повседневной жизни убивают людей сплошь и рядом. В детстве я играл в войнушку, и мы убивали, хотя и понарошку. Но я никогда не думал, что мне, возможно, придется стрелять в живого человека.

- Джим, ты поставил меня в тупик своим вопросом. - Я тянул с ответом, пытаясь сформулировать свою мысль по-анлийски, - Конечно, последнее, чего я хочу, это стрелять в людей. Я единственный сын, и мне прямая дорога в тыловые части. Скорее всего, автомат я увижу пару раз на учебных стрельбищах.

- Все же, Саша, если надо будет стрелять в человека, поднимется у тебя рука? – Джим не отставал. Я вспомнил своих дедов-ветеранов, прошедших Вторую мировую, и спокойно ответил:

- Да, Джим, застрелю, если надо будет защитить коллег, семью или друзей.

Адвокат разочарованно посмотрел на меня и покачал головой.

- Но ведь ты убьешь человека! ЧЕЛОВЕКА! - Он повысил голос, сорвавшись на фальцет. Отец наконец-то вмешался и деликатно перевел разговор на театральную жизнь Лондона.

Это было в марте девяносто четвертого, во время моей первой поездки в страну туманного Альбиона, а уже спустя полгода я лежал на своем первом учебном стрельбище, проходя курс молодого бойца. В руках - автоматическая винтовка М-16, передо мной картонная мишень в виде человека, прибитая к деревянной палке.

- Эш (Огонь на иврите), - проорал наш сержант, и его команда затерялась в громыхнувших выстрелах. Я лежал, смотрел сквозь прицел на мишень и не мог нажать на курок. В памяти всплыл наш разговор с Джимом. Я на секунду представил себе, что передо мной не мишень, а живой человек, и мне стало не по себе.

- Басовский, тебе что, особое приглашение требуется, или иврита, сука, не понимаешь? – Сержант, сволочь, больно пнул меня в бедро, - Я сказал - ЭШШШ!

Философские мысли улетучились, палец нащупал курок, и, представив, что мишень – это и есть мой сержант, я выпустил весь магазин на одном дыхании.

Read more... )
losew: (Лось)

Будни израильской военщины.
Выпуск 28 (Продолжение)
Оригинал здесь.


Глава восьмая – Судный день
Судный день в сентябре девяносто шестого года я провел на базе. В предыдущие годы у меня не хватало силы воли поститься, как предписывает традиция, но на этот раз пришлось. Причиной стал банальный спор. Поспорили мы с Мишкой на результат футбольного, а, может, баскетбольного матча, не помню точно, но спор я проиграл и должен был поститься. Довольный тем, что пост я выдержал, не выкурив ни одной сигареты, я с трудом дождался ужина. Мишка, как более опытный еврей, не позволил мне сразу накинуться на еду.
    - Саня, слушай меня, - командовал он. - Сначала чаек, потом печеньку, теперь пару минут подожди, да, можешь покурить. Все, пошли, теперь можно и нужно жрать!
       С набитым пузом я пришел в диспетчерскую, по телеку крутили новости.
   - Сегодня вечером израильское правительство приняло решение открыть северную часть туннеля Хасмонеев в старом городе Иерусалима, тем самым разгрузив потоки туристов от площади Стены Плача до улицы Виа Долороза, - с улыбкой сказала дикторша. После небольшой паузы, нахмурив брови продолжила: - В ответ на решение израильского кабинета, лидер ООП Арафат выступил с резким заявлением, что открытие туннеля – это провокация, цель которой подрыв и уничтожение мечети Аль-Акса (на самом деле, открытие туннеля и близко не затрагивало храмовую гору, но арабы всегда преуспевали в ложной пропаганде).
      - Также, - продолжала дикторша, - Арафат призвал палестинцев встать на защиту мусульманских святынь и любой ценой не дать врагу покушаться на святое. Новости спорта…
      В диспетчерской стояла гробовая тишина. Все поняли, что означали слова Арафата: зеленый свет к началу боевых действих и террористических атак против нас. По дороге в штаб я столкнулся с девчонкой из отдела секретной связи. В руках у нее было несколько конвертов с шифровками.
     - Уже посыпались указания, - сказала она на ходу. - Иди, Алекс, спать. Завтра начнется, и про спокойный сон забудешь.
    - По-моему, уже начинается, - сказал я, зайдя в штаб и увидев Юсена, который шел с автоматом навстречу: верный признак того, что сейчас отправимся.
     - Алекс, зови Каюба, едем в Шхем на совещание. Надо срочно вывозить религиозных из гробницы Йосефа и договариваться с палестинцами.
Read more... )
losew: (Лось)

Будни израильской военщины.
Выпуск 28 (Продолжение)
Оригинал здесь.

Глава четырнадцатая – Запах пороха
Цвика залез в джип с командиром базы совместного координирования.  Был еще джип командира магавников и четыре бэтээра Харува. Солдаты  спорили, кто отправится в следующих четырех бэтээрах. В глазах у ребят была жажда мести. Мы с Юсеном влезли в последний бэтээр. На меня опять накатила волна страха, но мой командир был спокоен, как слон. С нами поместились еще несколько бойцов, среди них лейтенант Нир, с которым я познакомился еще во время моего случайного пребывания в Харуве.
    Задача была довольно простой: въехать внутрь гробницы, два-три бэтээра заберут всех раненых и вернутся, а остальные останутся укреплять гробницу. Все, казалось, было продумано, кроме одного: мы не учли, что арабам верить нельзя.
     Колонна двинулась.
    - У нас связь, кажется, не работает! - крикнул водитель нашего бэтеэра.
   - Сейчас посмотрю, - ответил я и нырнул в дебри радиоприборов. - Юсен, возьми пока мой шестьсот двадцать четвертый (переносная рация).
   - Кодкод Кейсария, я Мишнэ, замыкаю колонну, - доложил Юсен Цвике по рации.
  - Мишнэ, с какого хера ты полез?! - заорал Цвика. - Твое место на перекрестке, координируй все оттуда... Ну, ладно, подбери раненых и быстро назад.
  - Слушаюсь, - процедил Юсен, задетый тоном комбрига.
  - Раз, доложи обстановку! - не унимался Цвика. - Мы через три минуты у тебя.
 - Цвика, один бэтеэр горит, почти вся команда второго ранена, двое в критическом состоянии, мы погрузили всех в первый бэтеэр. Тушим второй, машина вроде на ходу, ждем у входа в гробницу.
    Я выглянул из люка, чтобы посмотреть, где мы находимся. Впереди все было покрыто черным дымом. Нир стоял, высунувшись по пояс, крепко держал пулемет и напряженно смотрел по сторонам. В передних бэтеэрах тоже все вылезли и сидели за пулеметами.


Read more... )

December 2014

S M T W T F S
 123 456
78910111213
141516171819 20
21 2223242526 27
28293031   
Page generated 28/7/17 02:37

Expand Cut Tags

No cut tags